Перейти на главную страницу
Поиск по сайту

Статья интеллигенция и революция

В истории России значительную роль сыграл особый социальный слой — интеллигенция. В переводе с латинского языка это слово означает «знающий, понимающий, разумный». Интеллигенция профессионально занимается умственным трудом, обладая необходимыми знаниями и специальным образованием: инженеры, учителя, врачи, представители науки и художественной культуры. Интеллигенту, как правило, присущ интеллект, т. Исторически интеллигенция возникла вследствие отделения умственного труда от физического. Она, как правило, играет активную роль в развитии общества, нередко отстаивает идеи социальной справедливости. История России и не только ее, но и других стран подтверждает наибольшую результативность развития прогресса общества и жизни народа эволюционным путем. В ХХ веке Россия вступила в эпоху социальных потрясений. Отдельные слои интеллигенции по-разному понимали перспективы развития Родины. Самые радиальные, революционные взгляды проповедовали большевики, левые эсеры. Умеренных взглядов придерживались либеральные слои интеллигенции: конституционно-демократическая партия народной свободы, октябристы и др. Отражением этих разногласий явились, в частности, два сборника: «Вехи. Сборник статей о русской интеллигенции». Статьи в сборниках написаны почти теми же авторами Широко известный в свое время сборник «Вехи» явился реакцией на революцию 1905-1907 гг. Авторы писали «с болью за это прошлое и в жгучей тревоге за будущее родной страны». Создатели сборника представляли чисто русской интеллигенции резко осуждавшую революцию 1905-1907 гг. Автор статьи «Творческое самосознание», профессор Московского государственного университета, литературовед В наличии жизненных, реальных проблем Гершензон народу отказывает, как будто, например, Петиция с мольбой о помощи, с которой народ шел к царю Николаю II 9 января 1905 г. Широко известен вывод Гершензона, с которым он обращается к российской интеллигенции: «Каковы мы есть, нам не только нельзя мечтать о слиянии с народом, - бояться его мы должны пуще всех козней власти и благословлять эту власть, которая одна своими штыками и тюрьмами еще ограждает нас от ярости народной». Гершензон выступал против «гипноза общей веры и подвижничества». В его статье преобладал тон запугивания интеллигентов от деятельности по «возбуждению» народа, проповедь желания жить мирно, мыслить индивидуально, дискутировать с себе подобными по общим проблемам. Один из виднейших философов России Бердяев, также участвовавший в издании сборника «Вехи», сформулировал эту позицию более завуалировано, на уровне философского обобщения. В статье «Философская истина интеллигентская правда» он отмечал, что в среде интеллигенции « человек слишком погруженный в философские проблемы, подозревался в равнодушии к интересам крестьян и рабочих…». На самом деле требовалось сохранить силы. «Для борьбы с дьяволом, с абсолютизмом». Бердяев осуждает оценку философских учений «по критериям политическим и утилитарным», он отрицает «пролетарскую мистику». Взамен традиционных идеалов интеллигенции служение народу, поиски социальной правды авторы «Вех», как писал позже Бердяев, стремились «положить в основу общественного миросозерцания идею личности идею нации взамен идеи интеллигенции и классов и «народа» в классовом смыслекоторыми всегда вдохновлялось традиционно настроенная русская интеллигенция. Личное самочувствие и национальное самочувствие должны взять верх над самочувствием классовым». Бердяев в своих поздних работах не раз повторяет это «рассуждение», которое по существу выражает концепцию отстранения образованного слоя населения России от социальных и общественных проблем, уход в жизнь духовную, религиозную, решающую проблемы только мыслительного характера. Само собой очевидно, что предметом рассуждений является не вся интеллигенция в целом, как слой общества, занимающегося умственным трудом, а лишь та ее часть, которую нередко называют интеллектуалами, предлагающая обществу свое понимание общественных и духовных проблем современности и активно влияющая на общественное мнение. Этот слой интеллигенции был, как известно, неоднородным. Чрезвычайно радикально была ориентирована большевистская часть РСДРП, руководство партии эсеров. Умеренными, но социально ориентированными были требования, изложенные лидерами конституционно-демократической партии народной свободы. Интересно отметить, что к концепции отрешения от всех социальных проблем и ограничения личности сферой духа и религиозной мысли Бердяев пришел, как известно, через увеличение так называемым, «легальным марксизмом». Бердяев был философом понимавшем исторические реалии их развитие. В середине 1930-х годов, находясь в эмиграции, он написал книгу «Истоки и смысл русского коммунизма», где вспоминал «нашумевший в свое время сборник «Вехи», который резко критиковали за «измену освободительным стремлениям». «Либеральные идеи, идеи социального реформизма оказались в России утопическими». Наиболее «реалистическим» оказался в 1917 г. Эта реалистичность проявилась в опоре на извечную страсть крестьянства иметь свою землю. Эта земля была законодательно отдана крестьянству. Его поддержка обусловила победу революции 1917 г. А затем все «пошло наоборот». Специальную первую главу в своей книге Бердяев посвятил «образованию русской интеллигенции и ее характеру». Следует отметить главу IV: «Русская литература XIX. Великая русская литература имеет мировое значение, ее особенностью является тревога по поводу надвигающейся катастрофы. Пушкин, Гоголь, Толстой, Достоевский и другие творцы составляют ее величие. Бердяев приводит извлечения из произведений Пушкина, Лермонтова, Тютчева, Блока, свидетельствующие о том, что «обличением неправды существующего общества, исканием правды, литература исполнила социальную миссию, которая русскому духовному складу у многих была миссией религиозно-социальной». Один из основателей партии кадетов Струве являлся в сборнике «Вехи» автором статьи «Интеллигенция и революция», в которой он прослеживал историю «смут» и революций в России. «Роль образованного класса была и остается очень велика во всяком государстве», - писал Столь же важным является его отношение к государству. «Идейной формой русской интеллигенции является ее отщепенство, ее отчуждение от государства и враждебность к нему». Струве справедливо замечает, что на Западе разложение социализма определено мудрой социальной политикой государства, которая его «поглощает». «Нужны идеи, творческая борьба идей», - восклицает автор в соответствии с тезисом о социальной политике государства. Научный интерес представляет изучение сборника статей о русской революции тех же авторов под названием «Из глубины», изданного в 1919 г. Авторы пишут о крахе России как великого государства. Особый интерес вызывает статья Струве «Исторический смысл русской революции и национальные задачи». Автор отмечал, что революция в России «творилась с двух концов». Во-первых, монархи, с ее ревнивым недопущением культурных и образованных элементов к властному участию в устроении государства. Во-вторых, интеллигенций страны «с ее близорукой борьбой против государства». Заметим, так же, как и власть предержащие в России. Струве считал, что нельзя было натравливать «низы» на историческую монархию, «несмотря на все ее ошибки, пороки и преступления, все-таки выражавшую и поддерживавшую единство и крепость народа». Строго спрашивая с интеллигенции, Струве, тем не менее, отмечает историческую несостоятельность и глухоту к просьбам народа со стороны российского самодержавия как некую данность, с которой трудно было мириться. Но он осуждает радикальные слои интеллигенции, призывавшие к борьбе с самодержавием. В рассуждениях о соотношении власти и революции, о роли интеллигенции в развитии общества неизменно важнейшей проблемой является положение народа, его настроение, весьма зависящее от условий его жизни, а также степень и характер его организованности. Анализируя эти проблемы, Струве писал: «Конечно, судьбы народов движутся и решаются не рассуждениями. Они определяются стремлениями, в основе которых лежат чувства и страсти». Только «идея-страсть», по выражению Струве, может повлиять на общество. Необходимы ясные положительные идеи и превращение этих идей в могучие творческие страсти». В 1919 году в « момент национального банкротства и позора» России, по определению Струве, он выступает с позиций реальной оценки «нашей жесткой и жестокой истории». Его «идея-страсть» подчинена восстановлению России. «Мы скажем каждому русскому юноше, - писал он, - России безразлично, веришь ли ты в социализм, в республику или в общину, но ей важно, чтобы ты чтил величие прошлого и чаял и требовал величия ее будущего». Автор вспоминает великие имена российской истории и, обращаясь к новому поколению страны, призывает его во имя «…всех миллионов русских людей, помещиков и крестьян, богачей и бедняков, бестрепетно, безропотно и бескорыстно умиравших за Россию» почитать Родину как святыню. Эти слова не могут не вызвать отклика в душе современного читателя. Самые высокие философские категории, разрабатываемые интеллигенцией в условиях России, должны были учитывать социальную среду, общественные проблемы и не игнорировать. Это стремление мы видим в ряде позиций сборника «Вехи», а затем скорбь и ощущение краха в сборнике «Из глубины». Поэтому особого внимания заслуживает статья История учит необходимости для руководства государства и его идеологов всемерно помогать разрешению наиболее острых конфликтов, чтобы избежать взрыва, катастрофы. Знакомство с основными положениями авторов сборников «Вехи» и «Из глубины» о предназначении интеллигенции, сравнение содержания этих сборников представляет интерес и в наше время. Статьи по общественной и религиозной психологии 1907-1909 гг. Истоки и смысл русского коммунизма. Выходные данные: Просмотров: 3093 Комментариев: Опубликовано: 17.


Другие статьи на тему:



 
Copyright © 2006-2016
volstroyservis.ru